putin_v_kipe.jpgРоссия для русских? Что вы, она для... А что грузят в порту? Деньги, господа, деньги!

За дружественный израильский народ!
За всестороннее развитие отношений между нашими дружественными государствами!
(Из тоста Владимира Путина на официальном обеде от имени президента Израиля Моше Кацава 28 апреля 2005 года в Иерусалиме)

Во время недавнего визита Владимира Путина в арабские страны, являющиеся союзницами США, израильская радиостанция РЭКА посвятила свою программу "Суть дела" проблемам израильско-российских отношений в свете мюнхенских заявлений президента России. В качестве участников программы были приглашены бывший посол Израиля в Москве Аркадий Мил-ман и "постоянные эксперты" радиостанции - академический директор центра евроазиатских исследований Зеев Ханин, а также Яков Кедми (Яков Кедми - бывший "русский" глава израильской спецслужбы Бюро по связям с евреями Восточной Европы ("Натив") уровня генерал-майора. По словам Кедми, работникам именно его организации принадлежит идея, подготовка и направление известной поправки Джексона-Вэника (действующая и поныне поправка вводила некоторые ограничения в торговле между США и СССР в ответ на ограничение выезда евреев из Советского Союза). - И.Ж.) и Александр Эттерман.

Некоторые на Западе восприняли мюнхенское выступление, как начало новой "холодной войны", однако в Израиле далеки от такой точки зрения и этому есть свои основания.

Аркадий Мил-ман "не очень удивлен словами президента Путина" и не понимает, "почему все это было воспринято так". На его взгляд, Россия заинтересована подтвердить свой статус сверхдержавы, а в Израиле "истэблишмент всегда видел" в ней сверхдержаву. Он не видит ничего плохого и в "хороших отношениях" России с арабским миром, "если это не во вред отношениям с Израилем".

Но что стоит в действительности за словами дипломата в отставке? В чем суть "допуска" России в зону американского влияния? Более откровенными на этот счет оказались эксперты.

По словам Зеева Ханина, провозглашение Россией принципа многополярного мира означает требование возвращения статуса великой державы. Но у России нет ресурсов, она не может пойти на новую холодную войну именно потому, что "российская экономика уже серьезно интегрирована в западную", и что российские элиты, естественно, видят себя частью общемировых элит".

Ханин видит в обидах российских элит в отношении Запада отсутствие допуска к принятию участия в глобальных решениях. "Россия пока не может быть второй из двух великих, поэтому она и проталкивает на этот политический рынок великих держав еще кандидатов", - говорит он. При этом Ханин называет Россию даже "вполне" братской страной, хотя и "в крайнем случае" - противником.

В программе было уделено внимание и американо-российским отношениям, комментарий которых сводится к тому, что, как сказал Мил-ман, "когда слоны воюют, то трава топчется". В этой ситуации Яков Кедми увидел необходимость благоразумия израильского правительства, отвергнув при этом опасения ведущего о косвенной угрозе возможного вооружения Россией "потенциальных союзников".

Он отметил, что Россия не вооружает союзников. "В данном случае нет союзников. Россия не входит ни в один блок. Союзники есть у США. Россия продает оружие тем, кто покупает и платит наличными деньгами, с теми ограничениями, которые она на себя накладывает. То есть я не думаю, что она будет продавать, как она не делала этого до сегодняшнего дня, ракеты или системы ПРО, которые могут угрожать существованию Израиля нашим пограничным странам. Если Россия бы поставила системы ПВО, которые просит Сирия, то не один израильский самолет не мог бы взлететь без возможности быть сбитым. Таковы эти системы. Россия поставляет очень ограниченные количества оружия в арабские страны и в зоны конфликта. Основные ее рынки это не Ближний Восток, а Китай, Индия и Латинская Америка", - сказал Яков Кедми.

Далее ведущий программы перешел к наиболее интересному вопросу - израильско-российским экономическим отношениям, так сказать базису. Экспертом по этой части оказался Александр Эттерман. По его мнению, "эти отношения являются чрезвычайно позитивными и очень успешными". В чем?

"Израильский финансовый бум последних лет в невероятной степени связан с израильскими инвестициями в российскую недвижимость. Израильтяне вложили туда миллиарды, а вытащили суммы в несколько раз большие (здесь вспоминается скачок цен на недвижимость в прошлом году и ненайденный сговор - И.Ж.). Очень большая часть нашего экономического роста это прибавочная стоимость, полученная израильтянами на российских рынках. Даже если бы ничего другого не было этого достаточно, чтобы наши экономические отношения стали очень интимными. Ведь недвижимость, особенно в столицах, вещь чрезвычайно деликатная", - отмечает Эттерман. К этому он прибавляет еще и нефть: "еще пару лет назад, сейчас меньше (нет точных данных), до 75 процентов нефти, которую Израиль покупал, была российской, либо непосредственно, либо купленной на рынке по специальным договорам". Здесь он привел информацию израильской газеты "Гаарец" о начале "уже в двадцать пятый раз" важнейших переговоров министром Бен-Элиезером "не просто о покупке газа, но и о создании сложной подводной инфраструктуры по транспортировке газа нефти и воды между Израилем и Турцией". "Это все за российский счет, - подчеркивает Эттерман. И продолжает: "Предполагается тридцатилетний контракт. Это все красиво и интересно. Мы чаще поставляем в Россию множество сложных вещей от биотехнологий до телекоммуникационного оборудования. Мы импортируем из России разного рода сырье, в том числе и бриллианты. С этим видом экспорта связаны кое-какие сложности. Наши отношения с Россией сложны и потому, что в России сейчас находятся десятки тысяч бывших советских, русских, израильских людей. Чаще всего предприимчивых и очень успешных, которые занимают очень много интересных позиций в российском новом частном секторе. Очень много израильских советников у российских фирм. На самом деле наши отношения, ну по всему экономическому спектру, очень широки, очень интимны, очень полезны для России (в качестве голодной диеты - И.Ж.) и жизненно важны для Израиля. Просто потому, что Россия позволила заработать на ней настоящие миллиарды. Я думаю, что Россия дала нам заработать больше, чем мы заплатили за ее нефть". А я здесь вспомнил недавние ответы Путина на вопросы россиян, где среди прочего он заметил, что у государства денег нет. Странное заявление президента страны, на которой делают миллиарды.

После этого ведущий попытался умерить пыл разгоряченного собеседника, что "мы не первые там у кассы", что шансы были "у нас велики" особенно в девяностые, "в том числе, из-за человеческого потенциала". Но ответ был потрясающим: "Вы знаете, мы там первые у кассы. У той, которую мы сами выбрали. Что касается вот этого вот, самого красивого из российских рынков, кроме энергетики, где свои трудности и Россия не всех туда пускает. На рынке недвижимости мы просто номер один. Никто лучше нас эту операцию не провел. Конечно, мы уступаем западу в приобретении российских сырьевых и промышленных предприятий и в инвестициях. На первом месте в инвестициях Кипр. Ну, это понятно почему". Затем Эттерман отметил большие вложения голландцев и немцев.

В отношении промышленности он сказал следующее: "Наши магнаты, просто, не пошли в промышленность. Может они и правы, поскольку, российская промышленность не такая простая вещь". Да, не такой быстрый оборот, нет таких спекулятивных возможностей.

Эттерман далее продолжает: "Мы вкладывали туда и в миллиардные проекты, прежде всего связанные с недвижимостью. Забавная вещь, влияющая на израильскую биржу, мы создали прибавочной стоимости на многие миллиарды, на эти деньги можно было бы купить множество предприятий, мы предпочитаем, либо закупать там новую недвижимость (а кто еще в нищей России покупает? - И.Ж.) или вкладывать деньги в другом месте".

В изменении миграционного вектора в сторону России ведущий увидел "определенную опасность". На что Эттерман сделал разъяснение, отметив и пользу - культурную экспансию: "... у нас много людей, которые вернулись туда, сделали там блестящие карьеры, заработали большие деньги. С успехом в российских бизнес-структурах у нас конкурировать трудно. Кроме того, эти успехи, довольно часто, достигаются там относительно меньшей ценой. В Москве иврит сейчас довольно расхожий язык. Вы можете услышать его просто в ресторане. Очень часто, там на каком-то совещании два человека, которые надеются, что их не поймут, начинают говорить на иврите. В финансовых структурах, в роли советников разных фирм или разных персонажей очень много израильтян. Особенно, в интересных и нетривиальных бизнесах. Я уж не говорю про русский Интернет. Речь идет о нескольких десятках тысяч человек. Это не так много, чтобы угрожать нам демографически. Я не вижу массированного отлива, десятков тысяч в год. Но эти люди сохраняют к Израилю доброе отношение (? - И.Ж.) и связи. Я говорил со многими из них. Они отвечают: считайте, что мы уехали на заработки".

Далее в разговор снова вступил Аркадий Мил-ман. Он дал характеристику тем, кто уехал из Израиля в Россию, кого, по его словам, считали в свое время предателями, с которыми нельзя общаться.

"С тех пор очень много изменилось в положительном смысле. Ну почему сабрам в Израиле можно ехать на заработки в Америку и Америка по-прежнему это такая мечта, метрополия. Скажем в Лос-Анджелесе находятся сотни тысяч израильтян и это считается абсолютно нормальным и почетным, а если израильтяне российского происхождения едут в Москву - это уже угрожает демографии? Нет. Совсем наоборот. Это естественно. Посмотрите на Европу. Но если в Америке эти израильтяне хотят для внешнего мира быть похожими на американцев, то, как раз, в Москве происходит совершенно другое явление. Я вам приведу только два примера. В этом году мы праздновали выборы в израильский Кнессет. Мы собрались в одном из клубов Москвы - присутствовало около 500 израильтян. Вход был по израильскому паспорту. Пришли молодые люди, которые работают в Москве. Мы даже устроили свои собственные выборы. И еще одно событие, не получившее здесь резонанса. Это, когда в июне месяце, во время войны, собрались пятьсот израильтян, устроившие вечер солидарности. Причем, мы им не помогали".

Подводя итог, Мил-ман сказал: "Мы начинали с ноля и достигли того, что никто не мог предположить. Мы пришли к диалогу на самом высоком уровне, вплоть до военно-технического сотрудничества (очень перспективно, пенсионеры долго будут ждать обещанного "Единой Россией" повышения пенсий за три года, "как минимум в два раза" - И.Ж.), о котором никто не мог мечтать еще пять или десять лет тому назад. Не говоря уже о том, что восемьдесят пять процентов нефти (стратегический запас), мы закупаем в России. Конечно, есть много проблем. Один российский специалист знаете, как определил отношения между нами и Россией? Сложное партнерство".

Год назад опрос ВЦИОМ показал, что курс Путина "предполагает <...> защиту интересов русских, их национальных ценностей и традиций (65%)" и "включает также усиление позиций государства в экономике и ограничение сверхдоходов крупных компаний и отдельных бизнесменов (64%), – что, впрочем, не исключает поддержки крупного частного бизнеса и сокращения вмешательства государства в экономику (54%)". При этом лишь 21% считает, что В. Путину "удалось добиться полного успеха в реализации своего курса", "половина же респондентов (52%) полагает, что курс у президента верный, но его реализация оставляет желать лучшего".

Почему-то Мил-ман не отметил достижений в области формирования в России манипулятивного общества, без чего его мечты не сбылись бы.

12 декабря прошлого года (за два месяца до передачи на израильской радиостанции), включив рано утром "Радио России", я узнал об аресте Бориса Миронова, бывшего когда-то министром печати. Подавалось как сенсация, как поимка ни более, ни менее Бин Ладена. А человека арестовали всего лишь за то, что он русский и осмелился говорить о правах своего народа и о том, о чем говорят в израильском эфире. Долго мусолить в СМИ арест не стали, рапортовали и достаточно: зачем делать из него мученика? Это реалии жизни нашей страны. Время "портовиков".

"Вы нашли свое место в этой жизни? - Да, это место портовика. Я всегда при деле. Когда страна бедная, она закупает товары. Мы перегружаем из пароходов в вагоны. Я при работе. Когда страна богатая - она продает товары, и мы погружаем из вагонов в пароходы. И я опять при работе. Получается идеальное попадание. Ведь все мои друзья, окончившие портовый институт, всегда заняты и востребованы. Вот такой я востребованный человек. А это счастье огромное", - ответил даже не знающий (от счастья) сколько у него детей Жванецкий Александру Мельману из "Московского Комсомольца".

med_put13.jpg

Россия для русских? Что вы, она для... А что грузят в порту? Деньги, господа, деньги!

 

Игорь Желагин

 

 

 

 

 

 

Хава Нагила!

Помните это произведение?

А вот что получается если на эту музыку положить русский текст (это лучшее что есть, а есть еще хуже):

{mp3}hn{/mp3}

А вот оригинальный текст:

הבה נגילה הבה נגילה הבה נגילה ונשמחה הבה נרננה הבה נרננה הבה נרננה ונשמחה עורו אחים עורו אחים בלב שמח

Этот текст написан в 1918 году и с тех пор не менялся, перевод очень простой: Давайте-ка возрадуемся, Давайте-ка возрадуемся да возвеселимся! Давайте-ка споём! Давайте-ка споём да возвеселимся! Просыпайтесь, братья! Просыпайтесь, братья, с радостью в сердце! Забавность тут вот в чем, одна и таже созвучность вызывает разные ассоциации при смене языка, причем диаметрально разные.

john